На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

inkazan

274 подписчика

Свежие комментарии

  • Сергей Иовенко
    Любимое занятие бизнесмена-торгаша, найти якобы пустое место, всё там испохабить, на этом месте построить торговые пл...Челнинцы устроили...
  • Россиянин
    Что сан? Главное у батюшки в сердце Бог.Татарстанского св...
  • Нина Зинурова
    А почему арест применяться не будет!?? Убийца из особого класса,сделан из другого теста или что ??? Или в России- Зак...Челнинец пырнул з...

Фишман Шредингера. Куда подевалась икона казанских миллениалов

Альтруистка

Самый успешный «варяг» в новейшей истории Татарстана, икона казанских фрилансеров и офисного планктона, большая «американская мечта» татарстанских миллениалов покинула республику. Фишман-Бекмамбетова являлась символом «либерально-тусовочных» взглядов, близкой поколению ее почитателей, воспитанных на рассказах родителей о «тучных» 70-х годах и почитающих «сталинки» вершиной архитектуры.

Царица парков и скверов декларировала, что работает на внештатной основе. В перечне сотрудников аппарата главы Татарстана ее имя не числится. А значит, и ее декларации о доходах никто не видел. Это позволило Фишман-Бекмамбетовой сформировать образ работающей буквально за идею женщины, что особенно видно на контрасте с высокими доходами сотрудников аппарата.

Это вызвало бурные аплодисменты миллениалов, отказывающихся от своей квартиры в пользу съемной, от офиса в пользу коворкинга и личного автомобиля, отдавая приоритеты самокатам. Когда представительница либеральных взглядов Фишман-Бекмамбетова взялась за реставрацию одного из коммунистических храмов Казани — мемориала имени Ленина или НКЦ, — аплодисменты перешли в овации.

Буржуйка

По словам нескольких собеседников Inkazan, Фишман-Бекмамбетова получала зарплату в одной из близких к правительству Татарстана структур. И этот доход существенно превышал заработки ее почитателей. Фишман-Бекамбетовой предоставлялся служебный автомобиль с водителем, который она не стеснялась гонять по утрам на Голубое озеро, чтобы искупаться. Отчеты об утренних моционах она публиковала в своих соцсетях.

На курируемые ей проекты тратились десятки миллиардов рублей. Деньги шли из бюджетов России и Татарстана, от частных компаний. В 2017 году активист Иван Климов заявил, что у ФСБ появились вопросы к тендерам на благоустройство. Позже Фишман-Бекмамбетова заявила, что в первый год работы ей предлагали взятки, но она денег не брала. Зато при ней в Казань начали проникать московские компании, выигрывающие конкурсы на разработку концепций или выбранные без конкурса.

В то же время зарплата рядовых членов команды Фишман-Бекмамбетовой была невысокой. В ход шли нематериальные ценности: возможность набраться опыта и работать с главной по паркам и скверам. Как помощник главы Татарстана не догадалась брать плату за возможность трудиться под ее руководством — остается загадкой. О состоянии самой Фишман-Бекмамбетовой судить сложно.

Показывать наличие хоть какой-то собственности она стала уже после замужества. В ее парадигме это звучало как: муж состоятельный — он и покупает. В соцсетях Фишман-Бекмамбетовой стал мелькать дом на Волге в Кировском районе Казани. И купленный дом в Старо-Татарской слободе, который молодожены собирались отреставрировать, но устроили скандал - об этом ниже. Кроме того, источники Inkazan сообщают, что чета приобрела участок в Адмиралтейской слободе с видом на Казанский Кремль.

Миссионерка

Фишман-Бекмамбетова всячески подчеркивала свое московское происхождение. Принадлежность к определенной московской группе людей, исповедующих «правильную» идеологию. Главным их фронтменом является экс-сотрудник мэрии Москвы и бывший начальник Фишман-Бекмамбетовой Сергей Капков.

Помощник главы Татарстана окончила факультет международного права МГИМО — самый престижный вуз бывшего СССР, не потерявший свой авторитет и в Новой России. Ее образование никак не было связано с архитектурой и урбанизмом. Но это не смущало ни ее саму, ни ее нанимателей в республике.

По словам собеседников Inkazan, Фишман-Бекмамбетова превозносила свои интеллектуальные способности, рассказывая в личных беседах о двух книгах, которые она прочитывает каждую неделю. Как ей удавалось совмещать это с бесконечными совещаниями, встречами и тусовками — еще одна загадка.

Но она давала понять, что постоянно занимается собственным самообразованием. И черпает знания для разбивки парков и скверов из умных книг. Чему Фишман-Бекмамбетова не смогла научиться, так это восточной «мягкой» дипломатии. В Татарстане дела решаются тихо, за закрытыми дверями. Она действовала нахрапом.

В свое время экс-министр сельского хозяйства Татарстана Марат Ахметов начал сравнивать показатели районов — Inkazan писал об этом в спецпроекте «Бывшие». Так он заработал авторитет среди их глав. Фишман же начала обличать в непрофессионализме весь корпус руководителей муниципалитетов.

Замечания от умудренного мужа и от столичной девушки воспринимались по-разному. Возрастные мужчины, в основном консерваторы с КПССным прошлым, смотрели на Фишман-Бекмамбетову с презрением. Она, желая заработать среди них авторитет, пыталась перепить их главным русским напитком. Но за глаза ее костерили по-черному.

Кроме того, очень быстро финансовые интересы Фишман-Бекмамбетовой стали пересекаться с другими ведомствами Татарстана. Помощнице главы республики стало тесно в сфере парков и скверов, и она устремилась в вотчину Агентства инвестиционного развития Талии Миннулиной, в историческую застройку к Олесе Балтусовой и в культуру к Ираде Аюповой.

Здесь нахрапом она действовала уже в публичном поле, критикуя коллег. По неписанным правилам этикета татарстанских госслужащих, они не могли ответить ей тем же. Остается только догадываться, сколько обиды и раздражения вызывало у чиновниц такое поведение. Удивительно, но они оказались воспитаны лучше московской дивы, игнорируя ее выпады.

Агентка влияния

Команда Фишман-Бекмамбетовой круглосуточно работала на создание положительного образа своего вождя. Удачные проекты превозносились, неудачные игнорировались. Из поля зрения быстро выпал годами реконструировавшийся парк Черное озеро, поначалу широко разрекламированный самой Фишман-Бекмамбетовой.

Внимание акцентировали на Горьковско-Ометьевском лесу и набережной Кабана, вторая очередь которой обошлась Татарстану в астрономическую сумму. Чиновники, приглашенные на открытие в 2020 году, охали, понимая, что стоимость материалов и работ в разы меньше чем заявленные 1,5 млрд рублей.

Пиар Фишман-Бекмамбетовой сыграла с ней злую шутку: она уверовала, что действительно является гениальной организаторкой. Получилось, как говорят физики, система с положительной обратной связью. Помощница главы Татарстана стала «впрягаться» во все крупные урбанистические проекты в республике.

Вот она занимается программой реконструкции дворов и вместе с тогда еще министром строительства Татарстана Иреком Файзуллиным. Вот она рассказывает об историческом облике Казани. А в 2020 году забрала у минкульта проект реконструкции НКЦ под национальную библиотеку — его без конкурса отдали московскому бюро.

В ходе реконструкции мемориала был полностью разрушен исторический интерьер. Дорогую отделку, на которую большевики не жалели денег, заменили дешевым пластиком. Но армия поклонников Фишман-Бекмамбетовой встретила открывшуюся библиотеку с восторгом.

Если бы такое с мемориалом сотворил, к примеру, гендиректор ПСО «Казань» Равиль Зиганшин, та же толпа выламывала бы себе локти в истерике. Выходит, для этой публики не важно как сделано, важно — кто сделал. И она готова ругать все хорошее, что делают не те, и хвалить все плохое, что делают их кумиры.

Диктаторка

Помощник главы Татарстана демонстрировала особую связь с московской либерально-интеллектуальной группой. Прикладывала руку к приезду в Казань оппозиционных политиков. По протекции Фишман-Бекмамбетовой в 2016 году в городе был ее друг, политолог Станислав Белковский, прочивший ей пост президента России после Ксении Собчак. Очевидно, она разделяла его идеи.

Однако в работе Фишман-Бекмамбетова показывала себя авторитарным управленцем. В 2019 году она лично заставила молодого человека извиняться на камеру и отмывать надпись, сделанную им на набережной озера Кабан. Видео очень напоминало тренд, запущенный в соцсетях главой Чечни Рамзаном Кадыровым — главным оппонентом московской либеральной общественности.

Когда чета Фишман-Бекмамбетовых с супругом купили дом в Старо-Татарской слободе, в публичное поле вылился скандал с соседями. Супруга режиссера написала жалобы на владельца соседнего дома, комментируя склоку прессе. Как Фишман-Бекмамбетовой удалось за столь короткое время после покупки дома испортить отношения с соседями — еще одна загадка.

Неясно и как ей удавалось совмещать внутри себя либерально-демократические ценности и советское хамство, присущее членами московской тусовки с фамилиями, известными еще в сталинские времена. Возможно, в ее понимании ценностные установки распространялись только на ее круг общения в Москве. В провинции живут люди попроще — с ними надо пожестче.

Эмигрантка

Брак Фишман с режиссером Тимуром Бекмамбетовым стал отличным PR-ходом в рамках татарстанского медийного поля. К тому же он позволил ей без стеснения показать недвижимость в Казани и окрестностях.

В феврале Фишман-Бекмамбетова сняла с себя национальную татарскую одежду, в которой столь часто дефилировала, чтобы показать любовь к нашему удивительному краю. И тихо последовала за своим мужем и частью московского окружения за границу.

Бекмамбетов публично осудил спецоперацию. Фишман громких заявлений не делала. Но нашла способ продемонстрировать свою позицию, сменив аватар в соцсетях на черный цвет, как делали противники спецоперации.

Впрочем, помощница главы Татарстана достаточно долго работает во властных структурах, чтобы понимать, что это сочтут неприемлемым. Возможно, наличие такого высказывания было важно ее московскому окружению.

Примечательно, что Фишман-Бекмамбетову в эмиграцию «отправили» Telegram-каналы, близкие к Казанскому Кремлю. Официально она находится в отпуске с 20 февраля, посетив сначала Таиланд, затем оставшись в Израиле на лечение. Местные СМИ сообщали, что неизвестно, сколько помощница главы Татарстана будут поправлять пошатнувшееся здоровье. Назывались сроки до года и более. Пока обязанности Фишман-Бекмамбетовой распределили между ее сотрудницами.

Примечательно, что в 2016 году она публично заявила, что отказалась от отпуска дабы лично контролировать ход работ в Горкинско-Ометьевском лесу. Видимо, в этот раз проблемы со здоровьем не терпели отлагательств.

Inkazan направил запрос в пресс-службу Фишман-Бекмамбетовой с просьбой сообщить, когда она вернется и приступит к работе.

Пока же она как кот Шредингера — то ли есть, то ли нет. Ее подчиненные работают под руководством других менеджеров, но представляются сотрудниками Фишман-Бекмамбетовой.

Остается ли царица парков и скверов членом команды Татарстана, проверить невозможно — статус внештатных помощников главы Татарстана на сайтах правительства не отображается.

Inkazan направил запрос представителю Казанского Кремля Лилии Галимовой, чтобы уточнить этот аспект.

Еще в 2020 году Фишман-Бекмамбетова заявляла, что не будет вечно жить в Казани. А ее подчиненные «прокачались» и могут делать проекты без нее. Тогда же помощник главы говорила, что после окончания пандемии начнет перемещаться вместе с мужем.

P. S. Мы отдали на редактуру этот текст сотруднику нашей редакции из числа миллениалов. Ниже публикуем внесенные правки:

«Вы все врете! Наталия Львовна хорошая! Она очень много сделала для Татарстана. Мы очень ждем ее возвращения».

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх